“Подорожник” общероссийская общественная экологическая организация

Общероссийская общественная экологическая организация “Подорожник”

Что лучше – мирный атом или нефтяные войны

Автор podoroznik.ru Опубликовано: марта - 28 - 2006

Андрей МИЛОВЗОРОВ, 28 марта, 03:08

Россия, обладающая крупнейшими в мире запасами газа и немалыми объемами нефти, усиленно ратует за развитие атомной энергетики во всем мире. И это не парадокс, а дальновидность, помноженная на стремление занять достойное место среди ведущих мировых держав. Используя свое председательство в G8, РФ стремится раскрутить на всю катушку тему энергетической безопасности и, по возможности, встать у ее руля, заручившись большим влиянием как в углеводородной, так и атомной энергетике. На московском совещании министров энергетики G8 Россия обещала впредь наращивать экспорт традиционных энергоносителей, но все же стратегическую ставку призвала сделать на атомную энергию. Разговор об этом будет продолжен на петербургском саммите “восьмерки”, где предполагается принять общий План действий по развитию “мирного атома”. Впрочем, далеко не все, даже из числа G8, согласны с такой стратегией.

Альтернатива есть всегда!

Итак, на встрече министров G8 с российской стороны прозвучал прогноз о том, что углеводороды будут составлять основу мировой энергетики еще полвека. За это время, собственно, и должна быть создана альтернативная энергетика. Она существует уже сейчас – весь вопрос в пропорциях.

Согласно данным МЭА, МАГАТЭ и независимых экспертов, в настоящее время почти 2/3 электроэнергии в мире вырабатывается из углеводородного сырья (39% из угля, 15% из газа, 10% из нефти). Что касается нефти, то она будет, по всей видимости, и впредь расти в цене по мере исчерпания наиболее доступных месторождений, следовательно, ее доля будет сокращаться. Газ тоже дорожает, причем активнее, чем нефть. Например, на рынке США за последние 3 года он подорожал более чем на 300%. В то же время МЭА предрекает этому энергоносителю большое будущее – прежде всего ввиду его большей экологической чистоты и наличия значительных природных запасов. Так что, несмотря на рост цен, доля газа в мировом энергобалансе будет, очевидно, расти. А вот уголь (запасы которого тоже довольно велики) как энергоноситель, напротив, не удовлетворяет современным экологическим требованиям, особенно по части выброса углекислого газа, с которым борется Киотский протокол. В настоящее время активно разрабатываются более “чистые” способы сжигания угля (к 2020 г. технологи обещают создать угольную ТЭС с нулевым выбросом углекислого газа), однако это ведет к удорожанию получаемой энергии. Таким образом, о судьбе угля как источника получения энергии трудно сказать что-либо определенное, но рост его доли в мировой энергетической “корзине” маловероятен. Свыше 15% мирового электричества вырабатывают гидроэлектростанции. Этот ресурс, по всей видимости, удержит свою долю – несмотря на то, что с экологической точки зрения он далеко не безупречен (запруживание рек плотинами ГЭС серьезно нарушает их экосистему). А все остальные возобновляемые источники энергии (солнце, ветер, биомасса) дают пока всего лишь 1-2% мировой энергии (хотя в Западной Европе и ряде стран Восточной Азии этот показатель приближается к 10%). Доля же “мирного атома” в энергетической “корзине” составляет сейчас порядка 15-16%. В ряде промышленно развитых стран она значительно выше: в Германии – 27%, во Франции – 78%.

Таким образом, можно предположить, что в ближайшее время два практически равных ныне по значимости источника энергии – атом и газ – будут активнее всего наращивать свою долю в мировом энергобалансе. Возобновляемые источники, несмотря на всю свою перспективность, пока не смогут тягаться с ними (впрочем, есть прогноз, что к 2020 г. их доля в энергобалансе достигнет 8%). Объектом борьбы станет прирост энергетических потребностей мира: эксперты полагают, что он составит до 50% в ближайшие 20 лет (за предыдущие 20 лет этот прирост составил 34%). Кроме того, будет сокращаться доля нефти в энергобалансе.

Плюсы и минусы

Россия исходит из того, что в настоящее время единственной реальной заменой углеводородам может служить атом. Во-первых, это более “экологически чистое” топливо – если исключить вероятность техногенных катастроф типа чернобыльской и угрозу терактов. Во-вторых, энергия, вырабатываемая на АЭС, получается более дешевой. По расчетам МАГАТЭ, производство 1 МВт электроэнергии из ядерного топлива обходится в среднем в $21-31, из угля – в $25-50, из газа – в $37-60. В иных регионах картина еще нагляднее. Например, в Германии, где практически нет углеводородного сырья (все импортное), но есть отлаженная атомная энергетика, производство одного 1 МВт на АЭС обходится менее чем в 10 евро, на станции, работающей на угле – в 25 евро, на газе – в 50 евро. В-третьих, огромная экономия достигается на доставке топлива: для снабжения электростанции вместо многих эшелонов угля достаточно перевезти несколько килограммов урана.

Наконец, к достоинствам атомной энергетики можно отнести ее теоретическую доступность для всех стран мира, в том числе, для бедных ресурсами и испытывающих хронический “энергетический голод”. Сделать эту теоретическую возможность практическим преимуществом поможет российская идея о создании международной сети центров по обогащению урана. То есть, все желающие смогут приобщиться к ядерной энергетике: страны-обладательницы технологий построят им реакторы, поставят сырье и заберут назад отработанное топливо.

Однако есть у атомной энергетики и свои недостатки. Для небогатых стран критичным является стоимость строительства реактора: на единицу производимой энергии он выходит как минимум вдвое дороже современной тепловой станции. Впрочем, в последнее время расходы на строительство АЭС стали заметно сокращаться за счет стандартизации проектов (в этом лидирует Франция), использования новых технологий и уменьшения сроков строительства. Развитые страны побаиваются атомной энергетики из-за потенциальной опасности аварий, но и здесь есть подвижки: со времен Чернобыля атомные станции стали куда безопаснее; лидеры мировой атомной энергетики, в том числе и Россия, работают сейчас над программой создания реакторов четвертого поколения, в том числе плавучих. Так что даже в глазах европейской общественности атомная энергетика постепенно реабилитируется: недавний опрос, проведенный компанией Deloitte & Touche, установил, что 80% населения Швеции и 62% населения Великобритании поддерживает планы по развитию атомной энергетики в своих странах.

А планы эти, как правило, строят правительства. Можно считать это еще одной слабостью атомной энергетики, но она нуждается в государственной поддержке – это признают все. Однако участие государства может быть и сильной стороной отрасли: например, Electricite de France – на 80% государственный энергогигант, крупнейший в мире производитель электричества на АЭС – за счет унификации реакторов добился сокращения производственных издержек на 20-30%. Правда, противники атомной энергетики (в том числе, экологи) говорят, что эта государственная поддержка означает еще и субсидии, за счет которых “атомное” электричество и выигрывает в конкуренции с “тепловым”. Есть и такая точка зрения, что государства поддерживают “мирный атом”, чтобы на его основе развивать “немирный”. В этом, в частности, подозревают Иран.

Строили и будут строить

Как бы то ни было, сейчас в мире вырабатывают электричество около 450 ядерных реакторов. И только за последнее время о своих планах по развитию атомной энергетики заявили Финляндия (строит пятый, размышляет о шестом энергоблоке), Белоруссия (в планах 2 реактора), Украина (хочет построить 4-5 к имеющимся 15 энергоблокам), Литва (намерена строить новую АЭС взамен Игналинской, обеспечивающей сейчас 80% электроэнергии), Турция (3 реактора), Южная Корея (8 реакторов), Япония (12 реакторов). Есть аналогичные планы и у Великобритании, Испании, Швейцарии, США, Казахстана, Египта, Вьетнама.

Однако самые грандиозные планы в атомной области – у Китая и России. Так, Пекин намерен инвестировать более $50 млрд в создание 30 энергоблоков в дополнение к 9 существующим. А в России разрабатывается долгосрочная стратегия развития атомной отрасли, в соответствии с которой к 2025 г. долю “мирного атома” в выработке электроэнергии в стране планируется увеличить с нынешних 17% до 25%. Для этого нужно будет построить более 40 энергоблоков и инвестировать в отрасль порядка $60 миллиардов. Для сравнения: во всей мировой энергетике за тот же период доля атома возрастет, по оценкам МАГАТЭ, всего на пару процентов, притом что в эту отрасль будет вложено более $200 миллиардов.

И важно отметить, что если Китай начинает практически с нуля, то России нужно столь серьезно вкладываться в атомную энергетику, чтобы не потерять того, что наработано десятилетиями. По словам главы Росатома Сергея Кириенко, “если с 2010-2011 гг. в РФ не будет вводиться 2 блока в год (сейчас вводится 1 в 3 года), то к 2025-2030 гг. атомной энергетики просто не будет”, поскольку “с 2012 по 2020 гг. более 50% существующих мощностей атомной энергетики России выйдут из эксплуатации”. Нынешний же темп строительства АЭС ниже требуемого в 6 раз. В настоящее время в РФ идет строительство трех энергоблоков и намечается в ближайшие годы вводить в строй по1-2 ГВт атомных мощностей, а в дальнейшем до 3 ГВт ежегодно. Если эти темпы удастся выдержать, то, по оценке экспертов Росатома, через 20 лет на долю России будет приходиться, как минимум, 20% мирового рынка атомной энергетики (потенциал которого оценивается в 600 ГВт). Кроме того, Россия сможет рассчитывать на участие в строительстве 40-60ГВт атомных мощностей за рубежом.

Перспективы альтернативы

Впрочем, как уже было отмечено, в мире довольно сильны и скептические настроения относительно “мирного атома”. Например, в Германии еще при Шредере была принята программа (которую новое правительство подтвердило) постепенного полного отказа от атомной энергии. В Швеции правительство также наделено правом закрывать АЭС (один из реакторов был закрыт в мае прошлого года). Помимо дешевого российского газа (в Германии) и экологических забот (в Швеции), у скептиков есть и другие весомые аргументы. Во-первых, они делают долгосрочную ставку на возобновляемые источники энергии, рассматривая всю нынешнюю энергетику лишь как способ “продержаться” до подхода новых технологий. Во-вторых, они недовольны все той же дороговизной строительства АЭС: при нынешних ценах на нефть и газ она еще терпима, но вот если цены снизятся на 40-50% (а среди европейских экспертов высказываются и такие прогнозы), то все новые атомные стройки, дескать, станут нерентабельными. А в-третьих, по их мнению, не факт, что запасов ядерного сырья хватит надолго (скептики говорят, что лишь на несколько десятилетий). И как бы в доказательство этого тезиса на рынке сейчас действительно возник дефицит готового урана. Это, конечно, не означает, что заканчиваются его мировые запасы, однако цены на топливо для АЭС растут. Уран подорожал с 2002 г. более чем в 3,5 раза. По данным агентства Bloomberg, только за 2005 г. его стоимость подскочила на 76%, и многие эксперты прогнозируют, что в последующие 7 лет уран может подорожать еще вдвое.

Однако эти обстоятельства и прогнозы не останавливают энтузиастов-атомщиков. По оценкам МЭА, их особенно много в бурно развивающейся Азии, которая и дает наиболее значительный прирост атомной энергетике, за 10 лет увеличив свою долю на этом рынке с 5% до 8%. Не менее оптимистичны относительно перспектив “мирного атома” США и Россия.

Особый оптимизм внушают “альтернативы” в рамках самой ядерной энергетики. Они связаны с новыми технологиями и видами топлива для АЭС, а именно: с освоением термоядерного синтеза и с “идеальным топливом” – гелием-3, найденным на Луне. Впрочем, это весьма “долгоиграющие” поводы для оптимизма: первый термоядерный агрегат (ИТЭР) ученые обещают построить только к 2030 г. (причем на это понадобится $5 млрд), с лунными сокровищами вообще пока непонятно, что делать. А поэтому даже самые заядлые оптимисты-атомщики не склонны сбрасывать с энергетических счетов углеводороды. Атомную энергетику они рассматривают, как правило, в качестве энергетического “стабилизатора”: она должна быть развита настолько, чтобы сгладить негативный эффект от резких скачков цен на нефть и газ. “Я – оптимист, – заявляет академик Евгений Велихов, президент Российского научного центра “Курчатовский институт”, – и не считаю, что природные энергетические ресурсы скоро закончатся. Во всяком случае, до середины нашего века основным источником энергии будет не атомная энергия, а по-прежнему – нефть и газ. Не надо забывать, что есть еще и уголь. Роль же атомной энергетики в этот период – стабилизировать энергетическую ситуацию в мире, которая очень сложна”.

Постоянный адрес статьи:
http://www.utro.ru/articles/2006/03/28/534352.shtml

по материалам Утро.ру